Великие композиторы Великие композиторы Великие музыканты Великие музыканты
Игра на фортепиано Моя биография Обучение детей Уроки музыки О себе / Фотоальбом Методики обучения Контакт


История Окаменелостей

На симфонических концертах порядочная публика ведет себя очень благоразумно. Покорно погло­щает изрядное количество новых партитур, которыми ее угощают, чтобы оправдать дотацию. За это публику вознаграждают. Если детям говорят: «Съешь суп, получишь сладкое», то публике внушают: «Прослушаете терпеливо партитуры Икса, Игрека или Зета, и тогда получите вдосталь отличного Бетховена и Вагнера». Мы уже избалованы такими новогодними подарками. У Падлу это все тот же добрый старый вагнеровский фестиваль, которым управлял два месяца назад Сёан. Теперь он пере­шел к Клоэцу, а в следующем месяце им будет дирижировать Себрон. Не менее трех-четырех раз исполнят вагнеровские фрагменты господин Биго или господин Парэ. Однако же Бетховен доминирует. Он властвует у Ламурё и Колонна; у Падлу нам обещают его новый фестиваль. А пока мадам Поль Пьедельевр уже взялась отважно за систематичную интерпретацию всех тридцати двух сонат Бетховена для фортепиано. Это может принести большую пользу многим нашим виртуозам, которые, за исключе­нием «Авроры», «Аппассионаты» и «Лунной», сонат этого автора не знают.

Наконец и Общество Колонна, чьих концертов опаса­ются сильнее, чем других, принялось осуществлять свой «Большой цикл Бетховена». Это очень своевременно. Пре­дельно окаменевшую публику Шатлэ55 действительно «перекормили» разными новинками, иные из которых длились по три четверти часа и следовали друг за другом: за Симфонией Франси Буске исполнили второй раз «Ад» Ива Ната и «Проклятого живописца» испанского компо­зитора Элисальде. Это было превышением всякой меры. Отсюда — «Большой цикл». Теперь-то вы довольны?

После того как я назвал нашу публику собранием «окаменелостей», я получил немало писем от лиц, кото­рые без всякого стеснения сами себя так именовали, до­вольно добродушно подписывая свои послания: «Одна окаменелость».

В целом эти письма не отличаются особой злостью, раздражением. Иные из них горьки и ироничны, но нет ни одного невежливого.

Определением «окаменелость» я воспользовался по­тому, что оно показалось мне особо подходящим для вы­ражения моих чувств. Что говорит о нем словарь? В статье «Окаменелость» читаем: «Характерные окаменелости — те, которые всегда находят в определенных пластах и ни­когда в других и которые тем самым помогают точно их распознать» (Ларусс, т. 4, с. 618).

Сказать об этом лучше невозможно. Для меня «окаме­нелостью» является тот слушатель, который раз и на­всегда решит присутствовать на фестивалях классиче­ской музыки и всегда отсутствовать на тех, где исполняют новые произведения. На что так громогласно жалу­ются организаторы концертов и секретари концертных обществ? «Публика не хочет слушать новые произведе­ния и приходит лишь на ранее известные ей вещи.» Это так. И это отмечают, подтверждают все. Но почему? От­вет как бы диктует мне один корреспондент:

«Что это значит, дорогой мой Мэтр? К какому выводу должны были бы прийти вы, нынешние композиторы? Сказать по правде, к следующему: если вам желательно, чтобы вами интересовались не какие-то младенцы, а ме­ломаны разных поколений, напишите для нас нечто „гениальное" (подобное Пятой симфонии), „бессмертное" (подобное Шестой), создайте, наконец, нам вещи, вдох­новленные но железом, кожей, каучуком... Это будет, на мой взгляд, делом более полезным, чем завидовать расту­щему успеху великих умерших (включая Берлиоза) и на­зывать „окаменелостями" тех, кто упорно восхищается „Великими"».

Итак, все высказано очень точно. Могу добавить к этому только одно: желаю моему корреспонденту му­жественно посещать все исполнения новых сочинений, дабы не пропустить возможности открыть такого молодого автора, которому удастся создать нечто «гениальное», «бессмертное».

Ну, а не завидовать великим мертвым, признаюсь, зна­чительно труднее, поскольку я всю жизнь на них равня­юсь и с большим волнением (прошу поверить мне) див­люсь великолепию их гениев (к Берлиозу, правда, отно­шусь не столь восторженно).

В другом письме мне было сказано: «Осел, с которого дерут три шкуры, предпочитает „Фауст-симфонию" „Чистилищу" господина Икс и полагает, что тем хуже для „Чистилища"».

О, да! Тем хуже для «Чистилища». Но поздравляю этого осла с тем, что он «мнимая окаменелость», по­скольку все же слушал эту вещь. Важно то, что он там был, каким бы ни было затем его суждение. Более того, слушателя, открыто проявляющего свое отношение, сле­дует предпочитать другим, так как только этим создается жизнь музыки, а не простым отключением от ис­полняемого и пресловутым слушанием вполуха.

Мне часто возражают следующим образом: «Я не принадлежу к „окаменелостям", так как люблю Дебюсси, Рихарда Штрауса и Равеля, а то, что я предпочитаю их Дюшноку или Тастешозу57, нельзя считать за доказа­тельство „окаменения"». Отлично, но припомните, пожалуйста, что Дебюсси, Штраус и Равель еще немного лет тому назад являлись для «окаменевших» тем же пугалом, что и Дюшнок или Тастешоз сегодня.

Я отнюдь не собираюсь упрекать тех слушателей, которые, отправившись по доброй воле познакомиться с но­вым произведением, не испытают никакого удовольствия. Часто это и естественно, и, более того, оправданно, коль скоро само произведение оказывается слабым, скучным (я знаю, что такие случаи нередки). Слушатель, которого я осуждаю, — это тот, который, просмотрев воскресные программы, скажет своей жене: «У Ламурё опять будут играть один из новомодных трюков, и мы с тобой не пойдем. А вот в следующее воскресенье там наверняка покажут фестиваль Б. У Ламурё это их фир­менное блюдо, и, без сомнения, нас обслужат хорошо. Вот туда мы и пойдем».

«Останки существ могут стать типичными „окаменелостями", позволяющими подтвердить своим присутствием синхронность отложения неодинаковых пород» (А де Лаппаран)

По-моему, это логически подходит для заключения статьи.


Музыка древней Греции и Рима Музыка древней Греции и Рима О музыкальном искусстве. А.ОНЕГГЕР О музыкальном искусстве. А.Онеггер Социология и музыкальная культура Социология и музыкальная культура Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура Ренессанса Музыкальная культура Ренессанса

ЗАКЛИНАНИЕ ОКАМЕНЕЛОСТЕЙ Маленький прелюд Перспективы Реприза Маленькая сюита для пианистов Открытое письмо Маргариты Лонг Ответ госпоже Лонг Моцарт Бетховен Бетховеномания Берлиоз, этот непризнанный.... "Палестрина" "Пенелопа" Клод Дебюсси Морис Равель Оливье Мессиан "Жинерва" "Примерные Животные" Воспонимания и сожаления История Окаменелостей "Природа в музыке" В защиту камерной музыки Саксофон в консерватории Киномузыка Музыканты в представлении деятелей кинематографии Песни для юнешества Знаменитая "Грусть Шопена "Общественное достояние", или изъятие частной собственности Неосведомлённый господин Парэ Привелегии для Французской музыки Не ограничивать ли рост музыкальной продукции Молодым музыкантам Заключение