Великие композиторы Великие композиторы Великие музыканты Великие музыканты
Игра на фортепиано Моя биография Обучение детей Уроки музыки О себе / Фотоальбом Методики обучения Контакт


Ремесла муз

Чтобы выяснить сферу деятельности каждой музы, объект ее наибольшей заботы, обратимся к трем образцам античного поэтиче­ского искусства, в которых определяются индивидуальные области творчества муз. Это два стихотворения из знаменитого собрания выдающихся образцов греческой эпиграммы «Палатинской анто­логии» (IX 504 и IX 505), названной так по месту обнаружения рукописи — «Палатинской библиотеки» в Гейдельберге в 1606 г.

Оба стихотворения носят одинаковые названия — «К музам». Третий памятник, который будет здесь приведен, — стихотворение римского грамматика, ритора и поэта Авсония «Имена муз».

Первое из указанных произведений «Палатинской антологии» гласит: «Каллиопа открыла искусство героической поэзии. Клио — сладостную песнь прекраснохороводной кифары. Эвтерпа — многозвучный глас трагического хора. Мельпомена изобрела для смертных услаждающий душу барбитон. Прелестная Терпсихора подарила искусные авлосы. Гимны бессмертным замыслила восхитительная Эрато. Радость танца открыла всемудрая Полигимния. Урания обнаружила небесный свод и хоровод небесных тел. Талия открыла комедийную жизнь и добродетельный нрав». А вот текст другого сочинения из того же свода: «Художник не видел Терпсихору, а обманывает зрение Благодаря искусству изображения. Если когда-нибудь ты, милый, радуясь, послушаешь формингу, Восхитись Эрато, представляющей такое искусство. Эвтерпа играет на многопросверленных тростниках, Изливая волшебное звучание в искусном исполнении. Я, Талия, ведаю комедийным мелосом. На любящих трещотку сценах Я представляю дела небезупречных мужей. Смотри [вот ] образ мудрости: [именно ] Каллиопа принимает Образ мудрости в свое лоно. Я — муза пророчества и истории Клио, Пребываю у увенчанного лаврами треножника Феба. Урания неким божественным мерилом Исчисляет вечно вращающийся небесный свод. Внимай меднозвучной воодушевленной Мельпоменовой песне, Сведущей в прекрасном красноречии. Я, [Полигимния], молчу, озвучивая чарующее движение руки, Призывая [таким ] знаком звучащее молчание». Авсоний описывает «художественные интересы» каждой музы так: «Поющая Клио представляет прошедшее в минувшие времена. Эвтерпа предлагает тростники со сладкоречивыми дуновениями. Талия радует веселым диалогом комедиографов. Мельпомена провозглашает с трагическим надрывом мрачные [истории ]. Терпсихора побуждает, руководит, создает страсти кифары. Эрато держит в руках плектры, танцует ногой, песней и лицом. Урания исследует движение небесного свода и звезд. Каллиопа передает в книгах героические песни. Полигимния обозначает все рукой и говорит жестом.

Этих муз побуждает сила аполлоновского разума: Все постигает сидящий в центре Феб». После знакомства с прозаическими переводами этих образцов ан­тичной литературы становится очевидно, что далеко не всегда древние авторы одинаково определяли индивидуальные склонности муз.

Так, например, согласно Авсонию и одному из стихотворений «Палатинской антологии», Клио — богиня истории, тогда как в другом греческом стихотворении — богиня хороводов. При толковании обя­занностей Эрато Авсоний, наоборот, видит в ней повелительницу хороводов («танцует ногой, песней и лицом»), а автор первого из стихотворений «Палатинской антологии» — владычицу гимнов. Что же касается Терпсихоры, то здесь вообще отсутствует какая-либо ясность. Само имя Терпсихоры («любящая хоровод») недвусмысленно говорит о том, что именно она должна была быть создана для руководства хороводами. Однако по характеристике, данной в одном из греческих сочинений можно заключить, что сфера ее интересов — авлетика (сольная игра на духовом деревянном инструменте), так как ей приписывается создание авлосов — деревянных духовых инструментов, получивших широкое распространение в древнем мире и использовавшихся во многих разновидностях. Из текста же Авсония следует, что Терпсихора склонна к кифаристике — сольной игре на струнном инструменте, ибо, по его словам, она «создает страсти кифары». Кстати, некоторые другие античные писатели также пред­ставляют Терпсихору со струнным инструментом в руках (Лукиан «Картины» 16, Темистий «Речь» 21 и др.). Вместе с тем у Пиндара («Истмийская ода» 2, 12) она — «сладкозвучная», что может относиться и к авлетике, и к кифаристике, и к хороводу, так как в древности хороводные движения в обязательном порядке со­четались с пением.

Не проще обстоит дело и с Полигимнией. Все три приведенных источника свидетельствуют о ней, как о творце танца (несмотря на то, что во втором из приведенных сочинений «Палатинской анто­логии» ее имя вообще не упоминается, хотя совершенно ясно, что последнее двустишие посвящено ей). Но ведь само имя «Полигимния» (многогимническая) указывает на богиню гимнов и других молитвен­ных песнопений, использовавшихся в религиозных обрядах. Эта общеизвестная сторона деятельности Полигимнии отражена в одной рукописи первого из процитированных стихотворений «Палатинской антологии»: там вместо строчки «Радость танца открыла всемудрая Полигимния» зафиксирована совершенно иная фраза: «Гармонию всем песням подарила Полигимния». Следовательно, речь идет не только о неодинаковых толкованиях в различных источниках, но даже о различных вариантах, присутствующих в разных редакциях одного и того же сочинения.

Более однозначно характеризуется деятельность Каллиопы, Талии и Урании. Действительно, Урания признается ответственной за изучение астрономии. Талия «работает» в области комедии, а Каллиопа «опекает» героическую поэзию. Очевидно, Урания сохранила свои привязанности еще с тех архаичных времен, когда не существовало музы Урании, а были музы, покровительствующие предсказателям. Ведь пророчества по расположению звезд занимали важное место в государственной и религиозной жизни древних цивилизаций. Аналогичная тенденция наблюдается и при описании функций Каллиопы. Согласно двум приведенным источникам, она — первооткрывательница героической песни, а исходя из текста треть­его, — воплощение самой мудрости. Конечно, героическая поэзия эллинов и римлян, повествовавшая о великих деяниях прошлого, являлась кладезем мудрости для всех, кто приобщался к ней. Слож­ные перипетии человеческих судеб, борьба добра и зла, уроки давней истории — вот тематика героической поэзии. Поэтому она с успехом могла рассматриваться как источник житейской мудрости. С этой точки зрения Каллиопа, безусловно, может быть охарактеризована как воспитательница мудрости. Однако вполне допустима и иная трактовка истоков мудрости Каллиопы, идущая с архаичных времен, когда пророчество и мудрость рассматривались как категории одного порядка.

Лишь Талия всегда характеризуется едино — как богиня комедии. Правда и тут встречаются исключения (пусть и крайне редко). Так, Пиндар в одной из своих Олимпийских од (14, 1) называет ее «песнелюбивой». Чем же объяснить столь неоднозначное понимание задач каждой из муз? Для этого было достаточно много причин.


Музыка древней Греции и Рима Музыка древней Греции и Рима О музыкальном искусстве. А.ОНЕГГЕР О музыкальном искусстве. А.Онеггер Социология и музыкальная культура Социология и музыкальная культура Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура Ренессанса Музыкальная культура Ренессанса