Великие композиторы Великие композиторы Великие музыканты Великие музыканты
Игра на фортепиано Моя биография Обучение детей Уроки музыки О себе / Фотоальбом Методики обучения Контакт


Бенджамин Бриттен. Биография

Бенджамин Бриттен родился 22 ноября 1913 года в Лоустафте (графство Суффолк), где получил первоначальное музыкальное образование. Бриттен завершил его в начале тридцатых годов в Королевском музыкальном колледже под руководством Айрленда, Бенджамина. Фрэнк Бридж, видный композитор и дирижер, был его учителем по композиции.

Уже ранние сочинения Бриттена - Простая симфония и Симфониетта для камерного оркестра привлекли внимание обаятельным сочетанием юношеской свежести и профессиональной зрелости. Начало творческой биографии Бриттена напоминает молодого Шостаковичa: блестящий пианизм, поражающее знание музыкальной литературы всех жанров, непосредственность и постоянная готовность писать музыку, свободное владение тайнами композиторского ремесла.

Ни в ранние годы, ни на более поздних этапах своей творческой эволюции Бриттен не ставил перед собой задач первооткрывателя новых технических приемов композиции или теоретических обоснований своего индивидуального стиля. В отличие от многих своих сверстников Бриттен никогда не увлекался погоней за "самым новым", равно как и не старался найти поддержки в устоявшихся приемах композиции, унаследованных от мастеров предшествующих поколений. Он руководствуется прежде всего свободным полетом воображения, фантазии, реалистической целесообразностью, а не принадлежностью к одной из многочисленных "школ" нашего века. Бриттен всегда больше ценил и ценит творческую искренность, чем схоластическую догму, в какие бы ультрасовременные наряды ее ни облекали. Он позволял всем ветрам эпохи проникать в свою творческую лабораторию, проникать, но не распоряжаться в ней. Говоря о Бриттене, справедливо отмечают то влияние, которое оказали на его творчество Малер, Шостакович, Альбан Берг. Несомненно, и Стравинский, и Прокофьев запечатлелись какими-то чертами в его сознании. Бриттена часто обвиняют в эклектизме. Особенно стараются в этом смысле "авангардисты", тем более что в ряде случаев Бриттен обращался и к элементам додекафонической техники, обращался, но не присягал на верность ни Шёнбергу, ни Веберну, ни Бергу.

Бенджамин Бриттен немыслим вне конкретной национальной среды, сформировавшей его и привязавшей к себе тысячами нитей. В детстве, юности, в зрелые годы, сегодня он излагает свои музыкальные мысли, не прибегая ни к цитатам, ни к фольклору, ни к стилизации. Но он любит свою английскую музыку. Между 1945 - 1948 годами он аранжирует английские народные песни и выпускает два сборника, а между ними - сборник французских песен. До этого он сочиняет "Канадский карнавал" для оркестра и Шотландскую балладу для двух фортепиано с оркестром. Не только фольклорные истоки формировали его язык.

В такой же мере влияла на него музыка Англии разных эпох, сохранившаяся в современном ему быту или вызывающая у него желание напомнить о ней, восхитить ею своих современников. Зачитываясь музыкой времен Шекспира, он пишет симфонические Вариации на тему Елизаветинской эпохи; платя дань уважения своему учителю Фрэнку Бриджу, он в десяти аспектах представляет одну из тем его "Трех идиллий". О полете творческой фантазии Бриттена в этом произведении для струнного оркестра можно судить даже по названиям вариаций: Адажио, Марш, Романс, Итальянская ария, Классическое буррэ, Венский вальс, Перпетуум мобиле. Траурный марш, Песня и Финал с фугой. Преклонение перед великим Пёрселлом запечатлевается в произведении под необычным названием "Путеводитель по оркестру для юношества", где использована в качестве отправного пункта "странствий" мелодия Пёрселла. Увлеченный в молодые годы музыкой Россини, он пишет две симфонические сюиты: "Музыкальные вечера" и "Музыкальные утра". Так он усваивает, но не присваивает приемы, манеру мелодического развития, остроумия характеристик, которыми так заворожил его автор "Севильского цирюльника". Когда же в своей опере "Альберт Херринг", сочиненной много лет спустя, он очутился в жанровой атмосфере, близкой итальянской комической опере, музыка его полилась с необыкновенной мелодической щедростью и юмором, но ничто конкретно не указывало на родственные связи с Россини. Только "дух Россини" витал над героями происшествия, случившегося в маленьком, чопорном английском городке...

В начале творческого пути Бриттена привлекала преимущественно инструментальная музыка: симфонические сюиты, вариации, фортепианный и скрипичный концерты, уже упоминавшиеся Простая симфония и Симфониетта; в камерном жанре - фортепианные и скрипичные пьесы, струнный квартет, Фантастический квартет для гобоя, скрипки, альта и виолончели.

У Бриттена есть великолепная черта настоящего "ремесленника", не брезгующего никакой работой, ибо каждая, любая работа рождает творческие импульсы; он "набивает руку" на киномузыке, на оформлении радиопостановок, сочинении разного рода образцов "бытовой музыки".

Интерес к Бриттену, а за ним и слава приходят из-за рубежа. В Италии (1934), Испании (1936), Швейцарии (1937) на фестивалях современной музыки он удостаивается высокой оценки своих произведений. И здесь в силе остается печальная притча о пророке и отечестве...

В 1939 году он уезжает в США, где остается на три года. Одно из лучших сочинений этого трехлетия - Семь сонетов Микеланджело для тенора и фортепиано, музыка Душевного смятения, тоски и горечи. Совсем непросто было найти исполнителя, наделенного тонким пониманием не только вокальных задач, но логики и стиля современного мелодического распева стихов великого ваятеля и поэта Возрождения. Встреча с Питером Пирсом обозначила начало нового этапа творческого пути Бриттена. Вполне вероятно, что общение с Пирсом, певцом исключительно высокой культуры, сочетающим в своем искусстве страстную патетику с углубленным интеллектуализмом, сыграло свою роль в зарождении у Бриттена интереса к вокальной музыке и в результате привело его к оперному жанру. На многие годы опера становится для Бриттена основной сферой приложения его огромного таланта. Трудно предположить, что, принимаясь за свою первую оперу, композитор видел в перспективе последовавшие за нею еще более десятка опер разных жанров. Но легко представить себе, что Бриттен знал, как давно, как упорно бьются многие композиторы XX века над решением проблемы современной, новаторской оперы, способной захватить зал. Бриттен знал, что многие считают оперу жанром умирающим, удерживающимся на сцене только благодаря публике, по традиции наполняющей многоярусные коробки вызолоченных театральных залов. Вторгаясь в этот новый для себя жанр, Бриттен возлагал на него большие надежды, учитывая самое важное - массовую аудиторию любителей оперы. Началось с "Питера Граймса", сразу принесшую его автору мировую славу. Сюжет заимствован из новеллы "Городок" английского писателя начала XIX века Джорджа Крабба.

В городке (где происходит действие оперы) жизнь каждого из его жителей связана с морем. "Высшее общество" городка, пропитанное ханжеством, терпит как неизбежное зло хозяйку трактира и двух ее племянниц, оно вынуждено терпеть омерзительную наркоманку, главную пружину всех сплетен и интриг, только потому, что она вдова агента Ост-Индской компании, но "общество" с открытой неприязнью относится к Питеру Граймсу. Главный герой оперы совсем не похож на положительного героя, против которого несправедливо ополчились мелкие люди. Граймса легко обвинить во всех тех поступках, которые поставили его вне общества, где не все люди так уж никчемны. С сочувствием относятся к нему только отставной шкипер и аптекарь, а учительница Эллен любит этого жестокого, нелюдимого человека. Она понимает, что многие поступки Граймса, нелепые, а иногда и страшные, обусловлены тем, что он изуверился в добре, человеческом понимании, в том, что и для него может найтись и улыбка, и сердечное тепло. Питер Граймс гибнет. Он один уплывает в море, чтобы не вернуться. Бриттен не обвиняет и не защищает своего героя, а освещает лабиринт его душевного мира, показывая, как страшна жизнь, способная изуродовать человека и через цепь несчастий увести его в ночной мрак бушующего океана, в небытие...

В "Питере Граймсе" впервые сказался талант Бриттена - музыкального драматурга. Он добивается постоянно, от картины к картине, растущего интереса слушателей путем необычного сопоставления эпизодов сольных, ансамблевых, хоровых; он прослаивает сценическое действие симфоническими интерлюдиями - антрактами, воздействующими с большой силой на слушателей. В шести интерлюдиях - "Рассвет", "Шторм", "Воскресное утро", "Зов моря", "Лунный свет", "Беспросветная ночь" - отражены драматургические вехи действия, его симфонические подтексты. "Питер Граймс" в первый раз в 1945 году поставлен в Лондоне театром Седлер Уэллс. Премьера вылилась в событие общенационального значения, возродив давно утраченную славу английской музыки. Премьера "Питера Граймса" стала важным явлением и международного значения, противопоставив, упоминавшимся взглядам на оперу, как на отживший жанр, талантливое произведение, глубоко эмоциональное, демократичное по языку и остросовременное. Возможно, что "Питер Граймс" по-особенному захватил своим драматизмом людей, много страшного испытавших в годы только что окончившейся войны. Первая опера Бриттена обошла все крупнейшие сцены мира.

Через год Глайденбернский оперный театр, труппа которого вскоре получила наименование Малой оперной труппы Ковент-Гарденского театра, поставил новую оперу Бриттена - "Поругание Лукреции". Судьба Лукреции, жены римского полководца Луция Коллатина, впервые описана Тацитом, а потом много раз пересказывалась поэтами, писателями, драматургами, в том числе и Шекспиром. Царь Тарквиний в отсутствие Коллатина надругался над Лукрецией. Она покончила с собой, будучи не в силах снести позора, В своей опере Бриттен, страстно негодуя, показывает скотскую сущность Тарквиния и становится в защиту Лукреции. Одна из самых потрясающих сцен оперы разыгрывается в опочивальне. Против верной, любящей жены полководца Тарквиний обращает силу, низость, оружие. Но прежде чем сделать зрителей свидетелями трагедийной сцены, композитор рассказывает о Лукреции музыкой колыбельной песни. В ней - сама чистота безмятежного детского сна. Вспоминается Песня об ивушке - предсмертная песня Дездемоны. "Поругание Лукреции" - первая опера, в которой Бриттен обращается к камерному составу: шесть исполнителей сценических ролей, включая и второстепенные; тринадцать человек в оркестре, и так как жанр оперы приближен к античной трагедии, введен хор, комментирующий действие, предваряющий своими репликами сценические события. Но партии хора поручены... двум певцам: тенору и меццо-сопрано. Интересно, что двумя основными исполнителями "роли хора" в Малой оперной труппе были выдающиеся артисты Питер Пирс и Сильвия Фишер.

Архаизируя музыкальный язык "Поругания Лукреции", Бриттен не стилизует его. "под античность", понимая, что театр не музей. Он как бы воссоздает язык театра Пёрселла и Генделя, вызывающий прямые ассоциации со стилем оперного пересказа событий древней истории. Величию, суровости, силе, идущим от генделевских образов, противопоставлены трогательность, женственность, трепетность, заставляющие вспомнить манеру письма Пёрселла.

Год спустя после премьеры "Лукреции" Бриттен дирижирует премьерой новой своей оперы - "Альберт Херринг". После двух трагедийных опер, заканчивающихся самоубийством героев, "Альберт Херринг" производит на первый взгляд странное впечатление. Не Тацит и Шекспир, определившие характер и стиль одной оперы, не Джордж Крабб, вдохновивший композитора своим жестоким реализмом в описании жизни трагедий "Городка"- за сюжетом третьей своей оперы Бриттен обращается к Мопассану, чей рассказ "Избранник г-жи Юссон" перенесен на английскую почву. Действие оперы развертывается в маленьком английском городке Локсфорде, похожем на своего французского собрата - город Клошмерль, прославившийся памятным скандалом. Сходство здесь не в сюжете, а в приемах сатирического осмеяния захолустной "тиши да глади", нерушимости "нравственных устоев". Опера начинается сценой в доме леди Биллоус, где почтенная старая дама сообщает собравшимся о премии в двадцать пять фунтов, предназначающейся Королеве Мая, самой нравственной девушке города. Увы, ни одна из кандидаток не соответствует условиям конкурса. Все о всех все знают. Тогда нарушают традицию: "Вместо Королевы изберем Короля!" Выбор падает на Альберта Херринга - архидобродетельного парня из овощной лавки. Всеобщее ликование! Торжественное вручение премии! И, наконец, развязка: через день после триумфа добродетели героя извлекают из придорожной канавы, куда он попал, навестив предварительно кабак и еще какие-то места, о которых в обществе говорят, не подымая глаз… Как уже указывалось, музыка "Альберта Херринга" своей живостью, органичностью возникновения ансамблей, широкими пластами вокальных эпизодов ассоциируется с приемами письма итальянской комической оперы. Но постоянно слышатся интонации специфически английские и в мелодических построениях и в речитативах.

Следующая оперная партитура Бриттена требует исторической справки. В начале XVIII века, когда аристократический Лондон с увлечением слушал пышные оперы Генделя и Бонончини,- искусство, перенесенное на английскую почву из Германии и Италии,-в низших слоях любителей театра, не допускавшихся в фешенебельные театральные залы, зародилась идея нового жанра - оперы-пародии. Джон Гей - литератор и Джон Пепуш - музыкант сочинили оперу, музыкальный материал которой развивал и варьировал уличные песенки, сентиментальные баллады, танцы социальных низов. Так возникла "Опера нищих", имевшая шумный и чуть ли не скандальный успех, обусловленный увлекательностью сюжета, разыгрывающегося в среде воров, мошенников, скупщиков краденого, веселых девиц, мелких базарных "дельцов" и прочего люда, шныряющего по закоулкам лондонских рынков и притонов. Через 200 лет Бертольт Брехт написал "Трехгрошовый роман", превращенный композитором Куртом Вайлем в "Трехгрошовую оперу", уже 40 лет не сходящую с репертуара сотен опереточных и драматических театров. Нужно было обладать большой отвагой, чтобы на основе произведения двух английских авторов XVIII века написать новую редакцию, опирающуюся на мелодии Джона Пепуша. Новая "Опера нищих" Бриттена, разумеется, выходит за пределы редакционной правки музыки Пепуша. Она пересочинена и прокомментирована композитором XX века.

Вот уже четвертое оперное произведение выпускает в свет Бриттен. Современная драма "Питер Граймс", античная трагедия "Поругание Лукреции", сатира на английское общество викторианской эпохи "Альберт Херринг" и обличение нравов английской столицы XVIII века. Легко заметить, что при широкой амплитуде эпох, жанров, сюжетов Бриттен проводит сквозную мысль о зле, пошлости, преступности мира, где царят низменные страсти, где ханжество и лицемерие прикрываются "положением в обществе", где дух купли-продажи охватывает не только трехгрошовые рыночные сделки с совестью. Негодование и глубокое сочувствие, ироническая улыбка и едкая сатирическая интонация, благоговение перед чистотой и пламенное обличение зла,- такова амплитуда душевных движений композитора, в каждом произведении занимающего ясную позицию - определенное отношение к героям музыкально-сценического действия. Этический идеал Бриттена - гуманизм, но не та его разновидность, которая выражается пассивным сочувствием или столь же бездейственным порицанием зла. В творчестве Бриттена гуманизм сказывается в стремлении вовлечь самую широкую аудиторию в круг этических проблем, захватить ее, призвать к действенным формам борьбы со злом. (Ниже будут приведены произведения, факты, свидетельствующие о том, как творчески реагировал Бриттен на самые острые проблемы, рожденные современным этапом борьбы с силами реакции.) Вернемся еще к операм. За "Оперой нищих" последовал "Билли Бэдд". И здесь композитор обращается к сложной амальгаме душевного мира героя. Билли Бэдду, молодому моряку, добродушному, веселому, общительному человеку, противостоит изуверство боцмана Клэгардта. В столкновении с ним, носителем бесчеловечности, сам не желая этого, Билли убивает боцмана и идет на казнь.

Сгущенный психологизм этой оперы находит свое выражение в резком противопоставлении музыкального языка героев: интонации Билли Бэдда естественно слагаются в мелодические линии, родственные народным истокам. Боцман же пользуется очень ограниченным интонационным словарем речитативного характера. В репликах оркестра, сопровождающих "речь" боцмана, часто слышатся натуралистические подробности. Как и в "Питере Граймсе" перед нами герой, наделенный сложными, противоречивыми чертами, и потому его образ так жизненно правдив. Оперы, в которых нет хора и балета, нет громоздкого симфонического оркестра, оперы, рассчитанные на самое портативное сценическое оформление,- это не выдумка Бриттена. Небольшие одноактные оперы-интермедии известны были еще в XVIII веке, во времена Перголези. Речь идет не о приоритете, а о том, что в борьбе за жизненные судьбы оперы Бриттен на новой основе возрождает забытые традиции жанра, в наши дни не менее важного, чем в годы рождения "Служанки-госпожи" Перголези, одной из самых популярных по сей день опер-интермедий XVIII века.

В поисках яркой антитезы злу и мраку, так упорно заявляющих о себе во многих сочинениях Бриттена, композитор приходит к широкому кругу тем, связанных с детством, юностью, весной жизни. Он выступает как писатель-музыкант с очаровательной книгой "Чудесный мир музыки", рассчитанной на молодых читателей. В ней захватывает поразительное сочетание глубины поставленных проблем и обаятельной простоты изложения, заставляющие вспомнить талантливые беседы с молодежью Дмитрия Кабалевского и Сергея Образцова. Но не только книгой адресуется Бриттен к молодежи. Звонкие голоса детворы звучат во многих его сочинениях: в "Рождественских песнопениях", в своеобразном представлении под названием "Давайте поставим оперу", в Военном реквиеме и многих других. Сложный душевный мир ребенка (по воле драматурга и композитора, соприкасающегося с привидениями) отражен в опере "Поворот винта". Заботой о приобщении юношества к "большой Музыке" продиктовано сочинение симфонических Вариаций и фуги на тему Пёрселла, уже упоминавшихся, известных под названием "Путеводитель по оркестру для юношества". Вначале это была музыка к фильму "Инструменты оркестра". Тысячи писем юных радиослушателей, содержащих не только благодарности, но, естественно, и вопросы, советы, пожелания, навели композитора на мысль о создании "Путеводителя", в котором в начале тема из "Абделазера" излагается шесть раз а ансамблевых сочетаниях оркестровых групп, а затем следуют тринадцать сольных вариаций и заключительная фуга. Со времен Детской симфонии Гайдна молодые слушатели не получали такого талантливого, веселого и полезного музыкального подарка.

Увлеченный пропагандо музыкальных знаний в детской и взрослой непрофессиональной среде, Бриттен нередко выступает в качестве лектора, убежденный в важности личных контактов с аудиторией. Многим из нас доводилось слушать его выступления в качестве пианиста в ансамбле с Питером Пирсом во время их неоднократных гастролей в Советском Союзе, видеть его за дирижерским пультом. Какая многообразная и активная деятельность и при этом какая целеустремленность! О Бриттене можно сказать; это музыкант для людей. Поэтому так естественно и закономерно возникновение произведений, прямо откликающихся на зовы дня, на все то, что волнует людей нашей эпохи. За несколько лет до начала второй мировой войны Бриттен пишет хор "За демократию" на слова Р. Суинглера. В 1938 году появляется его Баллада о героях. В мужественной, как из звонкой бронзы вычеканенной мелодии звучали стихи В. Одена и Р. Суинглера, воспевая бойцов Интернациональной бригады, погибших в боях за республиканскую Испанию. Здесь не только талант музыканта, но и мужество гражданина, отважившегося выступить с ярко антифашистским произведением в Англии, кабинет которой возглавлял тогда Чемберлен. Двумя годами позже, в 1940 году, возникает его трагическая "Sinfonia da Requiem" - непосредственный отклик на смерть родителей. От этих произведений, в которых звучит гражданский пафос, скорбь, ненависть, призыв к отпору и личное горе, прямой путь ведет к самому значительному из всего, что создано Бриттеном, к Военному реквиему. О том, что привело его к Военному реквиему, Бриттен говорит: "Я много думал о своих друзьях, погибших в двух мировых войнах... Я не стану утверждать, что это сочинение написано в героических тонах. В нем много сожаления по поводу ужасного прошлого. Но именно поэтому Реквием обращен к будущему. Видя примеры ужасного прошлого, мы должны предотвратить такие катастрофы, какими являются войны".

В превосходной работе о Бриттене Генрих Орлов пишет: "Первое исполнение Военного реквиема на Британских островах состоялось в мае 1962 года. Вскоре он обошел крупнейшие концертные залы Европы и Америки. Ни одно сочинение, написанное в XX веке, не имело более значительного и быстрого успеха, чем Военный реквием Бриттена; единодушное мнение провозгласило его самым зрелым и красноречивым проявлением таланта композитора". Для характеристики успеха достаточно сказать, что комплект пластинок с записью Военного реквиема, выпущенный фирмой Decca, в течение первых пяти месяцев разошелся в количестве 200 000 экземпляров. Бриттен обратился к реквиему, древней форме заупокойной мессы. Взяв полный канонический текст на латинском языке, Бриттен параллельно вводит текст английского поэта Уилфрида Оуэна, участника первой мировой войны, погибшего 4 ноября 1918 года. "У Уильяма Пломера, известного писателя, поэта, публициста, было достаточно оснований назвать его "выдающимся английским поэтом как первой, так и второй мировых войн, который обращается к скорбящим 1945 года так же, как скорбящим 1918 года. Более того... поскольку страхом войны объят сейчас весь мир, его элегии обращены прямо к нам. Они предостерегают". Военный реквием написан для смешанного хора, хора мальчиков, трех солистов (сопрано, тенора и баритона), органа, симфонического оркестра и камерного оркестра. Оба хора, сопрано и симфонический оркестр исполняют канонический латинский текст, а тенор и баритон в сопровождении камерного оркестра поют антивоенные стихи Уилфрида Оуэна. Так, в двух планах, развертывается поминовение погибших воинов. И оттого, что латинский текст обобщает извечную скорбь всех поколений, английский, поминая жертвы войны, обращается к живущим ныне, а оркестровые пласты звучности, подобно волнам безбрежного океана, вламываются в сознание каждого слушателя,- так грандиозно впечатление от Реквиема Бриттена, обращенного не к богу, а к человечеству.

Бенджамин Бриттен наделен талантом плодовитости. Из-под его пера родились симфонии, концерты (фортепианный, скрипичный, виолончельный), циклы песен, множество камерной музыки.


Музыка древней Греции и Рима Музыка древней Греции и Рима О музыкальном искусстве. А.ОНЕГГЕР О музыкальном искусстве. А.Онеггер Социология и музыкальная культура Социология и музыкальная культура Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура античности и раннего средневековья Музыкальная культура Ренессанса Музыкальная культура Ренессанса